250-ти летию Гребенщиковской общины и
15-ти летию Гривского Собора посвящается...


Январь 2007 года принес очередную смену власти в Рижской Гребенщиковской старообрядческой общине (РГСО).

Ключевым словом, характеризующим произошедшие события, стало слово «впервые»: «впервые» храм захвачен; «впервые» в истории общины сорвана служба (в отношении воскресной службы 28 января 2007 года); «впервые» к служителям храма была применена сила и т.д., список можно продолжать до бесконечности.

Хронологический обзор произошедших событий дан в «Поморском вестнике» №20, за октябрь 2007 года, издании Старообрядческого общества Латвии, редактором которого является Илларион Иванович Иванов, в материале «Черные дни Гребенщиковской общины», размещенном с 37 по 45 страницы.

Для лучшего понимания ситуации позволю себе процитировать некоторые выдержки из указанной статьи:
- «22 января 2007 года, после начала утренней службы, группа захватчиков во главе с Василием Устиновым и Игорем Гусевым совершила неожиданный, насильственный, вооруженный захват храма и власти в РГСО с помощью частной охранной фирмы. Такого позора и кощунства не было за всю историю РГСО» (стр.39)

- «В воскресенье, 28 января 2007 года захватчики под руководством В.Устинова, П.Максимова, В.Гусева, И.Пастухова вообще отменили соборную службу, закрыли храм и загасили там все лампады. Рано утром в храме Василий Устинов и Павел Максимов заломили за спину руки многолетнему работнику храма...» (стр.40)

- «Это беспрецедентный случай в 246-летней истории РГСО» (стр.40)

- «Захватчики изгнали из храма духовных наставников, законно избранный Совет и Ревизионную комиссию РГСО. Многих прихожан и членов РГСО они до сих пор не пускают в воскресные и праздничные дни на богослужения, на исповедь и, вообще, на территорию храма» (стр.41)

- «Такого рода кощунство, надругательство и осквернение храма в многовековой истории РГСО, которая пережила гонения, как при царской власти, так и в годы атеистического безбожия, случилось впервые» (стр.41)

От произошедших событий в стороне не остались и светские средства массовой информации. В частности газета «Час» за 23 января 2007 года опубликовала материал Ивана Посохова «Захват. Две версии одного происшествия».
Свой материал И.Посохов начинает с рассказа о телефонном разговоре с И.И.Ивановым

- Подъезжайте, - в голосе Иллариона Ивановича Иванова на том конце телефонной трубки почти нескрываемая растерянность. - Произошло нечто невообразимое... Я сейчас еду в трамвае, еду к храму. Давайте там встретимся и поговорим.

В дальнейшем разговор происходит уже у стен храма:
Мой телефонный собеседник Илларион Иванов выглядит очень расстроенным:
- Вообразить трудно: прийти в храм и взять его силой!

Да, действительно, взять храм силой – это нечто невообразимое, но только в словах Иллариона Ивановича не чувствуется искренности, что позволяет предположить в данных высказываниях присутствие классического фарисейского лицемерия, а может быть у И.И.Иванова просто короткая память и он призабыл бурные события 1995 года. Тогда ситуацию можно исправить и освежить в памяти смену власти 1995 года в Гребенщиковской общине, тем более что без оценки событий 1995 года невозможно объективно воспринимать последующие события в т.ч. 2007 года.

Вот как описывает смену власти девяносто пятого года в Гребенщиковской общине Н.Иванова в газете «Русский путь» от 18 марта 1995 года в материале
«Если кто мирских начальств употребит...»

- Рижская Гребенщиковская старообрядческая община. Ясный мартовский вторник Великого поста. Опечатанные помещения, взломанные двери хозяйственного отдела и бухгалтерии общины. Полицейская форма. Встревоженные лица прихожан... Что же произошло?

- Ничего особенного, - начальник полиции Риги Игорь Купцис был невозмутим. – В Минюсте страны зарегистрирован новый Устав общины – вот документ. Новое ее руководство попросило нас помочь перенять дела от прежних руководителей общины. А те добровольно сделать это не пожелали, двери закрыли, вот и пришлось их ломать. А когда вскрывали двери, видимо другая сторона вызвала еще полицейских. Прибыли представители муниципальной полиции Латгальского предместья. Навели порядок. Теперь идет передача дел...
Действительно, бравые крепкие ребята навели порядок: не войти, не выйти. На все вопросы и просьбы один ответ: «Покиньте помещение» и – захлопнутая перед лицом разбитая дверь.

Разрубленные в 1995 году двери, с установленным на территории храма пропускным режимом еще очень хорошо помнят рижские староверы, которые были не только свидетелями, но и невольными участниками этих событий. Необходимо отметить, что в составе совета Гребенщиковской общины захватившем храм в 1995 году был и Илларион Иванович Иванов, ставший затем и председателем совета.

Обратившись к истории, мы увидим, что была сорвана всенощная служба 15 апреля 1995 года на праздник Вербного воскресения. Срыв службы сопровождался массовыми потасовками в коридорах Гребенщиковской общины у входа в храм, завершившийся вызовом полиции, составлением протоколов и прочими процессуальными действиями. Сие событие было отражено в газете «Панорама Латвии» и «СМ-сегодня» 20 апреля 1995 года:
- А по ЛТВ -2 (канал Латвийского телевидения – П.А.) позавчера прошел сюжет, посвященный бурным событиям, в результате которых в храме была сорвана праздничная вечерняя служба накануне Вербного воскресения.
- Однако, не смотря на явный физический ущерб, нанесенный духовной особе (вырванный клок из бороды, порез на правой руке и прочие прикосновения не религиозного характера), отец Алексей выдвигать претензии к кому-либо отказался. К нему лично претензий уголовно-правового порядка также ни у кого не оказалось. Отмечено, что во всей этой ситуации отец Алексей сохранил присущее сану достоинство, и это подтвердили присутствовавшие в качестве арбитров два депутата Рижской думы
(Татьяна Колгушкина, СМ-Сегодня, 20.04.1995).

Следующая служба не состоялась 24 апреля в понедельник Светлой недели 1995 года, когда хранитель ключей от храма не пришел в установленное время и собравшиеся прихожане были лишены возможности вознести свои молитвы к Богу.
Засвидетельствован сей срыв службы в газете «Панорама Латвии» 25 апреля 1995 года.

Следующей сорванной службой стала всенощная на праздник Святой Троицы 10 июня 1995 года, когда были просто закрыты ворота и калитка и наставники с частью причта, возвращавшиеся с кладбищ, не были допущены на территорию храма председателем общины И.И.Ивановым. Данный инцидент рассматривался духовными отцами и на заседании Собора Церкви. О сорванной службе рассказывает о.Феодор Павлович Бехчанов:

- Все вы знаете, что пение заупокойных литий на кладбище перед Святой Троицей тяжелый труд. Для меня это самый тяжелый день в году. Отпев почти 150 литий, мы с причтом пришли в храм, я и два причетника: Платков Ф. и ученик прошли первыми и подготовили храм к проведению соборной службы. Прождав 20 минут, не могли понять, почему идут прихожане, а нет ни одного причетника. Затем подошли женщины и с плачем говорят, что И.Иванов причетников не пускает, они все стоят за воротами храма. Мы спустились все вниз и стали просить И.Иванова пустить причт, так как он этими событиями командовал, на что он ответил: «Иди, служи, а они тебе не нужны». Стоят за воротами где-то 7-8 причетников и что во время соборной службы они уже не нужны. Мы служить без причта не могли, затушили свещи и ушли из храма. А службу мы провели на дому, у семьи Ситниковых. И.Иванов, вызвав полицию, дал объяснения, что они, то есть мы, были все пьяные и могли учинить беспорядок, поэтому службы нет. Свидетелей такого и подобных инцидентов много. (Деяния Первого Вселатвийского Собора 1995 года. Издание 1-ой Даугавпилсской (Новостроенской) старообрядческой общины. стр. 47).


Про пропускной режим на территории храма в 1995 году пишет Татьяна Колгушкина в материале «Деза у храма» в газете «СМ-сегодня»
- Уже как бы в порядке вещей, что с некоторых пор при входе в рижский храм старообрядцев охрана сортирует верующих на своих и «каратаевских». А последним – сторонникам прежнего председателя Совета общины – стало теперь не так-то просто попасть на церковную службу.


Сопоставив факты исторических событий 1995 года с событиями в Гребенщиковской общине, которые описаны в 20 номере «Поморского Вестника» видно, что силовой захват храма 2007 года, названный небывалым осквернением, кощунством и надругательством произошел не впервые, а уже ранее был опробован при непосредственном участии И.И.Иванова (ныне главный редактор «Поморского вестника»).

В свое время характеристику И.И.Иванову на страницах газеты «СМ – сегодня» дал Максим Борисович Пашинин в материале «Неостароверы. Кто они?»
- Разве это не чья-то злая ирония, что именно он, (И.И.Иванов – П.А.) коммунист с 30-ти летним стажем, отныне стал председателем крупнейшей старообрядческой общины Латвии?! Наверное, трудно найти более изощренный способ унизить верующих.
Несколько странно на страницах газеты читать поучения человека, который по церковным законам 12 лет не имеет даже права преступать порог храма, а должен каяться и просить прощения у всех в притворе. Таково по церковным правилам наказание за хулу на Бога (проповедь атеизма).

Прихожане Гребенщиковской общины не приняли новое руководство, как навязанное извне и в результате вышли к Сайэму, протестуя на протяжении нескольких лет против вмешательства во внутренние дела обители.





Как следствие, на совершенный в феврале 1995 года захват Гребенщиковского храма, был созван в Гривском старообрядческом храме г.Даугавпилса 17-18 июля 1995 года 1-й Вселатвийский Собор Древлеправославной Церкви в последующем названный Гривским Собором. Созыву Собора в соответствии с Церковными правилами предшествовали несколько предсоборных совещаний.
1-й Вселатвийский Собор Древлеправославной Церкви тщательно рассмотрел все обстоятельства связанные с захватом в феврале 1995 года Гребенщиковской общины и отлучил виновных лиц от молитвенного общения. Названный главным виновником совершенного переворота И.И.Миролюбов получил семь лет отлучения, а его соучастникам, среди которых числится и И.И.Иванов, было отмерено по пять лет в соответствии с 30-м правилом Святых Апостол.

После Гривского Собора отлученные лица не признали своей вины, а стали обвинять духовных отцов в предвзятости, отсутствии объективности, а принятые на Соборе решения – духовным беззаконием и судебным фарсом (Старообрядческий Поморский церковный Календарь на 1996 год. стр.83). Под сомнение ставилась сама законность Собора, который назвали – «т.н. даугавпилсских «Соборов» (И.Иванов, председатель Совета РГСО. «А мы – такие!..» «СМ-сегодня» от 30.09.1995).

Шло время. Перевороты и захват власти в Гребенщиковской общине стали перманентным явлением сопровождавшиеся закулисной борьбой, во время которой отлученные на Гривском Соборе старались всех убедить в незаконности принятых 17-18 июля 1995 года решений. Результатом этой борьбы стало решение о снятии отлучения принятое на собрании 12 июля 2006 года в даугавпилсском храме на Новом Строении:



«О снятии отлучения»


Мы, духовные отцы, исполняющие обязанности духовных отцов и уполномоченные делегаты от старообрядческих общин Древлеправославной Поморской Церкви Латвии (ДПЦЛ), собравшись 12/25 июля 2006 года в Богоспасаемом городе Даугавпилсе, на Собор ДПЦЛ, всесторонне рассмотрев и обсудив вопрос о снятии отлучения с христиан, отлучённых от общей молитвы на Гривском Соборе в 1995 году (кроме Ивана Миролюбова и Сергея Пичугина), приняли во внимание следующие обстоятельства:

- на Новостроенском Соборе присутствуют 32 духовных наставника и исполняющих обязанности духовного наставника, против 24 наставников, присутствующих на Гривском Соборе, следовательно, Новостроенский Собор является более представительным Церковным собранием;
- прошёл срок, установленный отлучённым;

- у участников Собора нет сомнения в том, что каждый отлучённый покаялся у своего духовного отца;

- перед началом заседаний Собора был положен прощальный начал;

- некоторые христиане, отлучённые на Гривском Соборе, ныне усердно, на разных направлениях и в разных качествах трудятся на пользу ДПЦЛ, непрестанно возделывая Божию ниву.

Исходя из изложенных соображений и руководствуясь наставлением Священного Писания: «Аще живем духомъ, духовы и прилагаемся. Не бываемъ тщеславии, другъ друга раздржающе, другъ другу завидяще; Братие, аще и прежде человекъ впадетъ въ некое прегрешение, вы духовнии исправляйте таковаго духомъ кротости» (зач. 213); а также, заботясь об укреплении и единстве ДПЦЛ, руководствуясь духом мира, любви, долготерпения, единомыслия, считаем необходимым снять отлучение с христиан, отлучённых на Гривском Соборе.

Без всякого сомнения, под отлучением продолжают оставаться Иван Миролюбов и Сергей Пичугин как нераскаявшиеся заблудшие овцы, еретики, которые и сегодня продолжают наносить вред и ущемление Древлеправославной Поморской Церкви.
Даугавпилс, 12/25 июля 2006 год.

Данное решение вызывает много вопросов, но главный один – на основании какого Церковного правила было снято отлучение? Далее возникают еще вопросы:

– с какого момента исчисляется срок отлучения?

– каким образом отлученные должны были принести покаяние? Публично, на Соборе, или тайно, на исповеди у своего духовного отца? Если отлученные покаялись у своего духовного отца, то почему об этом не было сказано на Соборе?

– почему в данном решении не перечислены все лица, с которых снято отлучение? Ведь при наложении отлучения они были названы поименно. Предложенная формулировка «снятии отлучения с христиан, отлучённых от общей молитвы на Гривском Соборе в 1995 году (кроме Ивана Миролюбова и Сергея Пичугина)» может предполагать достаточно свободное толкование.

В данном решении сказано «перед началом заседаний Собора был положен прощальный начал», т.е. прощальный начал был положен до начала заседаний, следовательно, и до принятия решения о снятии отлучения. Таким образом, получается, что отлученные молились вместе с духовными отцами до снятия отлучения.

Одним из основных источников права в Древлеправославной Поморской Церкви является Кормчая, где прописаны и процессуальные нормы в т.ч. и снятия отлучения, если отлученный считает такое решение неверным.

Церковь во все времена была сильна исполнением Церковного Закона и могла всегда противостоять нарушителям Закона и вероотступникам. Но в наше время, группа отлученных лиц, в составе которых был И.И.Иванов, не пошла по пути исполнения Церковных законов, а для решения проблемы стала навязывать свою волю Церкви, используя наработанный опыт в аппарате КПСС.

Все вопросы о порядке снятия отлучения, о сроках его исчисления прописаны в творениях отцов Церкви:

Касиян римлянин пишет: «Никому не дозволялось молиться с отлученным от участия в молитве до тех пор, пока не принесет публично покаяния, и настоятель не простит ему вину в проступке перед всеми братиями, никто не может молиться, потому что почитают его преданным сатане. А того кто по неразумной ревности сообщится с ним в молитве прежде прощения старцем, почитают соучастником в его осуждении, произвольно предающим себя так же сатане, и обвиняют его более потому, что вступая в разговор или молясь вместе с отлученным, усиливает в нем надмение и подает ему повод упорствовать».

Иоанн Златоуст, в слове к наставникам, говорит: «Свяжите через отлучение тех, которые согрешили после крещения, и снова разрешите их, если они принесут покаяние, приняв их как братьев, потому что истинны слова: елика аще разрешите на земли, будут разрешены и на небесех» (т.9).

Хотя после событий 1995 года вызванных переворотом в Гребенщиковской общине минуло 15 лет, мы не можем поставить точку. Необходимо понять, что ситуация приняла свою логическую форму развития, она имеет свое продолжение, будет развиваться, принимая различные конфигурации независимо от нашей воли, что и подтвердили события последовавшие за Гривским Собором.

2010 год отмечен несколькими юбилейными датами в истории Латвийского староверия, одной из которых является 250-ти летие Гребенщиковской общины. Но к сожалению события 15-ти летней давности, которые произошли в общине и в последствии затронувшие все Поморское староверие Латвии не нашли своего достойного отражения. Образовавшийся данный пробел в истории Древлеправославной Поморской Церкви Латвии и Гребенщиковской старообрядческой общины необходимо объективно заполнить. Детальный анализ с опорой на архивные документы ждет полного научно-исторического исследования.

Петр Алексеев

15 июля 2010 года, город Рига